Онлайн опрос:

Уважаемые белореченцы! Из каких источников вы берете информацию о деятельности администрации муниципального образования Белореченский район и краевой власти?

Результаты голосования

Погода

день
Виртуальная приёмная
15.08.2013

Жизнь возле свалки

Экологическая безопасность района - наше общее дело
Общественные слушания по строительству первой очереди полигона ТБО и мусороперерабатывающей станции на 150 тысяч тонн в год состоялись 9 августа в администрации Белореченского района. Специалисты "Край-комжилресурса , которые будут эксплуатировать полигон и проектировщики подготовили презентацию. Все доступно рассказали, показали картинки: схему полигона, как складируют сухие брикеты мусора в пленке в Финляндии, Бельгии. Выступили с докладами и ответили на вопросы советник генерального директора « Край комжил ресурса» Сергеи Николаевич Острик, технический руководитель проекта Владимир Николаевич Калгурин.
Руководитель общественной организации "Экологическое содружество" Светлана Штерн не стала выступать, она задала ряд вопросов.
Светлана Штерн: - Добрый день, коллеги! Очень сложный вопрос. Я хотела бы предоставить комиссии 6 тысяч подписей жителей о том, что мы против строительства полигона на нашей территории. В зале собрался актив - за каждым человеком стоят люди, очень много. Мы взяли на себя ответственность выразить общественное мнение. Часто бывает так, что предприятия, которые заходят на нашу территорию из края, с федерации, считают себя очень закрытыми предприятиями. И доступа в дальнейшем мы не будем иметь на эти предприятия. Это и карьеры, и птицефабрика, и многие строительные организации. Поэтому сейчас нам все те вопросы, которые могут возникнуть, в том числе и негативные. Мы уже понимаем, что у нас не спрашивают даже, хотим мы или нет этот полигон. Так вопрос не ставится. Есть задача руководства нашей страны, и оно не прислушивается к мнению общественности. Наш Белореченский район уже превращен в техногенноопасный регион с участием нашей власти. Мы не видим, что власть защищает наше местное белореченское население. Мы как можем, участвуем в этом. Я очень переживаю. Когда говорили о Крымске, что там необходимо помощь людей, то людям не нужно было объяснять, что нужна помощь. А в этом вопросе нам ставят такую задачу, настолько острый вопрос, что мы должны по-жертвовать своим здоровьем, временем, экономикой района. Мы -против, общественность против строительства полигона. Но раз так вопрос не ставится, не спрашивают о наших желаниях, то наши вопросы следующие. Эти вопросы волнуют каждого жителя. Например, на территории полигона есть курган древних поселений. Какие ваши планы по этому вопросу?
Руководитель проекта: - Значит, мы написали заявки в администрацию муниципального ведения с просьбой предоставить нам данные о землях под курганном в аренду и мы заключили предварительный договор с технологической организацией. Согласовали с краевым комитетом по охране памятников. Получив земли в аренду, мы будем проводить археологические исследования в полной мере, оплачивать их за свои средства. Памятники будут сохранены, наследие будет сохранено. Земля после исследований будет отдана под полигон.
В настоящее время вы видите эти земли исключены из генплана, обозначены два пятна. По предварительным данным, на месте синего пятна предполагается наличие курганов, то есть даже археологи не знают. Поэтому после получения всех документов будем проводить дополнительные исследования. Мы готовы оплачивать работу археологов. Верхний курган, который выделен сиреневым цветом, там выявленный курган, мы затрагивать не будем. Результаты исследований будут переданы в администрацию.
- Следующий вопрос. Предусмотрена ли экономическая компенсация для населения по тарифам? Я объясню. Если мы берем на себя такую нагрузку по приему ТБО, пре-дусмотрена ли компенсация для населения? Будут ли тарифы дешевле или наоборот еще возрастут, так как у вас экологически современные технологии. Вообще вы рассматривали этот вопрос?
- Такой вопрос не рассматривался. Вообще, это вопрос к РЭКу. К тем организациям, которые тарифы рассматривают и регулируют. Суть в том, что на применение новых технологий - деньги затрачиваются федеральные, бюджетные, поэтому покупка дорогостоящего оборудования и материалов никаким образом не может влиять на ваш тариф. То есть стройка на тариф не влияет. А планируется ли дальнейшее повышение тарифа - не в нашей компетенции. Экономически строительство полигона не ляжет на плечи жителей Белореченского района.
- Мы понимаем лично, что нам нужен полигон. Мы бы на этом полигоне не 15 лет складировали, а все 150 лет складировали бы свой мусор. Но через 15 лет у моих детей возникнет этот же вопрос, куда мы будем возить свой мусор. 15 лет -это очень короткий промежуток.
- Это опять же не к нам. Нам сколько дали земли, мы рассчитали, что на 15 лет хватает. Давайте больше земли.
Штерн: - Кто будет ремонтировать дороги района, разбиваемые тоннарами с мусором? Мы столкнулись с тем, что сейчас поток машин разбивает дороги. -Тоннары с гравием разбивают дороги. Вес тоннара, загруженного брикетами ТБУ в 10 раз меньше, чем загруженного песком или гравием.
Штерн: -Вы же потом будете зарабатывать на этом предприятии?
- Бюджет на этом заработает. Стопроцентное участие краевой администрации в акционерном, капитале. Поэтому все, что реализуется, уходит Краснодарский край, а как средства будут распределены - вопрос не к нам. Само предприятие уже будет участвовать в социальной сфере, потому что будут предоставлены дополнительные рабочие места, будут платится налоги в районный бюджет и так далее.
С.Штерн:- Вот мы увидели упаковку в Финляндии. Но если посмотрим на упаковку, которая сейчас используется, это две разные вещи. Она уже рвется и на погрузке, и на привозе, и на разгрузке. Кто будет гарантировать качество упаковки для ТБО? Кто ее производит?
- Говорить всегда о государственно-частном сотрудничестве, но, к сожалению, когда частный инвесторы, то они начинают экономить. Когда мы увидели этот автомобиль, то поставили жесткие требования
- увеличить толщину пленки, количество оборотов.
Идет машина, видно что упаковка нарушена. Мы остановить не можем, вы остановить не можете. То есть органы полиции - ДПС должна остановить машину, составить протокол, по которому будет оштрафован погрузчик, если водитель говорит, что ему так погрузили. Это должны контролировать дорожные службы или ДПС.
Сейчас машины, которые возят сюда брикеты в основном - наемный транспорт. В дальнейших планах - организация своей системы, логистической компании. Естественно сами будем принимать груз.
На полигоне будут свои очистные сооружения. Очистные сооружения локальные, то есть отдельно для хозяйственно - бытовых стоков, отдельно для фильтрата, отдельно для ливневки. Это соответствует нормативам РФ и международным нормам.
Со всех трех очистных будут сбрасываться вагоны чистой воды и орошаться полигон в дальнейшем. В водные объекты очищенная вода сбрасываться не будет.
С.Штерн: -Кроме воды есть продукты биологического происхождения, есть ртуть содержащие. Вы планируете прием таких отходов? -Нет. У нас отходы 3-5 класса опасности. Ртутьсодержащие - это 1 класс опасности. В крае есть организация, которая этим занимается. Но в практической жизни мы прекрасно понимаем, что теоретически в составе бытовых отходов имеется это. Поэтому мы будем вынуждены на сортировочной станции сами отбирать. То есть человек бросил в пакет лампочку ртуть содержащую, он завязал, пакет попал в контейнер.
В качестве превентивной меры в сортировочном оборудовании предусмотрены магнитные уловители. То есть ртуть теоретически, если она существует в виде шариков, она должна локализоваться возле магнитов.
Что касается биологических отходов, то для создания на полигоне стационарных печей по утилизации биоотходов, то тут еще большие требования. К сожалению, по площади по санитарно-защитными зонам, пока к этому полигону не нашлось тех площадей, которые нам необходимы. Мы планируем, что с этим комплексом будут приобретены мобильные комплексы, которые будут работать как на полигоне в случае обнаружения таких вещей, так и выезжать в очаги, где это образуется. Тоже посоветуемся с вами уже по конкретному оборудованию.
С.Штерн: - Мы предоставим вам расширенный документ с вопросами, которые мы хотим, чтобы были учтены. Наше желание - участвовать в этом, чтобы не допустить какую-то техногенную ситуацию.
М.Воробьев: - Кто заказчик проекта?
-Заказчиком проекта является ООО "КрайЗемкомресурс" - 100% акционерное общество Краснодарского края.
М.Воробьев: - Оплачен ли этот заказ подрядчиком?
- Контракт только заключен, еще ничего не оплачивалось.
М.Вороьев: - Договор или конракт заключен на изготовление проекта?
- У нас контракт под ключ. Генподряд под ключ, включая проектирование, проектные изыскательства.
М.Воробьев: - Погодите, как вы можете вести строительство, если не провели экологическую экспертизу. Или почему нас не ознакомили с этим договором?
- Мы предоставили то, что положено представить для общественных слушаний.
М.Воробеьев: - Между заказчиком и подрядчиком заключается договор.
- Совершено, верно. Мы заключили договор с подрядной организацией, которая взялась строить объект под ключ. Она проводит проектные изыскания, экологические слушания, экспертизу.
М.Воробьев: - Этот договор имеет коммерческую тайну?
- Естественно, как все договора. Договора не могут быть представлены, потому как отдельным пунктом проходит коммерческая тайна.
Из зала реплика: Значит можно потравить все население, но ссылаться на коммерческую тайну.
- Я же свою сберкнижку никому не показываю, это же моя тайна.
- Но вы же нам валите мусор, а не себе на сберкнижку.
М.Воробьев: - Почему вы нам представили такой сырой проект? Я ознакомился с документами, представленными на общественные слушания. Там нет ни одной подписи, ни одной печати. В последнем документе, который появился перед самыми слушаниями появились фамилии. Но подписей нет. Этот проект изготовлен анонимным лицом. Как верить вам, если в нарушении закона об отходах производства вы уже определили место строительства полигона без проведения специальных работ и исследований?
Мусорщики: - Если в результате проведения экспертиз будет сделано отрицательное заключение, то ничего строиться и не будет.
М.Воробьев: -Но вы ведь уже начали работы. А где гарантии, что вы остановитесь, если не пройдете экспертизу? Ведь на действующей свалке эти технологии не соблюдаются. Мы видим, в каком состоянии там мусор в пленке. Где гарантии, что вы будете принимать мусор только 3-5 класса, если на действующей свалке лицензия на прием отходов 1-5 класса опасности? Заказчик - власть, деньги федеральные и краевые. Вы либо боитесь ответственности, либо откровенно нас обманываете. Я трижды приходил знакомиться с документами и оставлял записи.
Викулов О.В.: - Я знаю как проводятся общественные экологические слушания. Только 7 августа смог познакомится с так называемыми документами для общественных слушаний. Я очень много участвовал в таких мероприятиях, когда занимался проблемами Байкала. Я пришел 7 августа, я не смог познакомиться с теми документами, которые сейчас лежат на столе - их там не было. Вот сидит депутат Родниковского сельского поселения, на землях которого будут строить новый полигон. Почему там этот разговор не состоялся, люди просто не знают? А там тысячи человек живут.
Почему не учитывается, что рядом с новым полигоном Гончарка, площадка, принадлежащая Академии наук? Почему не сделана оценка по нему?
В.Кветкин, отделение «Союза пенсионеров России»: - Кто выбирал это место в 5 километрах от города, при том, что у нас 80% ветров по розе ветров северо-восточные? Вся та гарь, навоз, запахи пойдут на город. Там рядом собираются строить ледовый дворец. Чем будут дышать дети? Столько труда в городе вкладывается, строятся дворцы спорта. И вот такая беда на нас сваливается- мусорная свалка краевая. У нас хватает опасных производств. Весь город должен подняться сейчас. Надо выбрать безопасное место.
Командир районной казачьей дружины Мельников: - Общественность против, казачество против и посмотрим, как вы будете вертеться. Пока не будут соблюдены все экологические требования, никто вам ничего строить не даст. В знак протеста я покидаю это мероприятие.
В.В.Сергиенко, руководитель КУМИ администрации Белореченского района: - Этот участок был выбран еще в 90-е годы, он стоял как резервный для действующей свалки. Власть еще тогда задумывалась, что свалка находится не в том месте, близко речки, озера. Там роза ветров сильнее, чем будет на новой. 4 гектара было запланировано под свалку. Потом, когда край решил, то выделили земли больше.
В.Кветкин: - В том месте никак нельзя строить.
А.Кононенко:-Выступаю, как обыкновенный житель нашего района. К сожалению, подавляющее большинство жителей просто не имеет информации. Другие потеряли доверие к нашей власти, Причем этих людей большинство. Все упирается в доверие. Насколько мы можем доверять вашим обещаниям?
Посмотрите, здесь прозвучали вопросы экологов, юристов и ни на один не прозвучало достойного ответа. Я смотрел документы, так называемые, без подписей и печатей. С этим согласились все общественники, присутствовавшие на слушаниях.
"Что будет записано в протокле слушаний - неизвестно. Скорее всего, напишут, как сказал В.Кравцов, строительство полигона все равно будет, они все доделают, учтут замечания. Напрасно ушел представитель казачества. Надо было внести свои предожения, как сделать и как жить дальше. Можно сказать, что мы не хотим, но будут строить в других районах. Деньги выделены, надо освоить их до конца года.
Представители «Крайжилкомресурса» поблагодарили белореченцев за принципиальность и стремление изменить жизнь к лучшему в вопросе управления отходами. Есть ли жизнь на свалке...
«Белореченская правда» От такого полигона пострадает не только экология. Наш район известен в мире своими курганами. А они заявляют, что в кратчайшие сроки проведут археологические исследования. И на этих уникальных в историческом плане землях - сделают свалку! Нам бы туризм развивать, открывать миру свои исторические памятники.

Елена Кузнецова.
«Белореченская Правда» № 33 15 августа 2013 года

Возврат к списку

Версия для печати Вернуться